Доктор Мясников: “Коронавирус это ерунда по сравнению с тем, что будет дальше”

Как долго нам ещё терпеть ковид? Почему люди болеют после прививки? Встраивается ли вакцина в геном и ­какая вакцина самая надёжная?
Рассказывает главный врач ГКБ № 71, телеведущий и ­автор книг о здоровье ­Александр Мясников.
Лидия Юдина, «АиФ»: Александр Леонидович, нынешняя волна коронавируса оказалась неожиданной. Ведь, по прогнозам, заболеваемость вроде должна была снижаться. Когда, наконец, уйдёт ковид? Может ли он исчезнуть так же неожиданно, как в своё время испанка?
Александр Мясников: Коронавирус пришёл к нам навсегда. Он не исчезнет, как не исчезла и испанка. H1N1 – один из компонентов птичьего гриппа, который в начале XX в. убил 100 млн человек, а потом выродился в обычный сезонный грипп, циркулирующий каждую зиму. Сегодня все вакцины от гриппа содержат антиген к испанке. Уверен, та же участь постигнет и коронавирус.
Кто в ответе за мутанта
– Но пока, похоже, он не собирается «вырождаться». Более того – с каждой мутацией становится «злее».

– Вирус не стал злее. Абсолютные цифры смертности действительно выросли, но в процентном отношении она не изменилась – осталась такой же, как и раньше, и даже немного снизилась. Хуже иное: коронавирус стал заразнее. Он распространяется с большей скоростью, сократился инкубационный период, осложнения стали возникать быстрее, а пациенты – чаще попадать на больничную койку, в том числе и в реанимацию. И в этом виноваты мы сами. У вирусов тоже есть естественный отбор. Среди них также выживает сильнейший – т. е. самый заразный и быстро распространяющийся штамм. Если бы мы дружно и быстро вакцинировались – эта цепочка оборвалась бы сразу. Но мы прививаемся «вразвалочку», рубим вирусу хвост по частям и выращиваем самые злые мутации

Вирусу всё равно, кто перед ним – режиссёр, банкир или безработный. Для вирусов мы все – биомасса.

– Есть ли надежда, что эту цепочку мутаций оборвёт коллективный иммунитет?

– Коллективный иммунитет – это как снежный человек, о котором все говорят, но которого никто не видел. Лично я в коллективный иммунитет к ковиду не верю. Считаю, что каждый, чтобы не болеть, должен получить персональный.

А коллективный нужен тем, кому нельзя вакцинироваться, а таких очень немного. Это больные СПИДом в тяжёлой форме, при которой прививки не действуют, и те, у кого был анафилактический шок в анамнезе. Остальные должны прививаться, а не ждать, когда их защитят другие.

От сессии до сессии
– Но люди болеют и после прививки. И таких, мне кажется, уже довольно много.

– После вакцинации люди тоже болеют и будут болеть. Прививка действует не сразу. Антитела появляются через 2–3 недели после введения второго компонента вакцины. До этого времени человек беззащитен. Если вы привились вчера, можете заболеть и завтра, и через месяц, и через два месяца. На сегодняшнюю волну заболеваемости вакцинация уже никак не повлияет. Но нынешняя прививка защитит осенью, когда начнётся очередной подъём. Эта летняя волна – следствие того, что мы не вакцинировались весной.

Объективности ради нужно сказать, что заболевших после прививки всё же не так много. Другое дело, что чаще всего мы обращаем внимание на резонансные случаи, поскольку они произошли с известными людьми. Но вирусу всё равно, кто перед ним – режиссёр, банкир или безработный. Для вирусов мы все – биомасса.
– Зачем нужно вакцинироваться переболевшим?

– Перенесённая болезнь даёт довольно надёжную защиту и от новых штаммов. Перекрёст­ный иммунитет в основном охраняет и при новых мутациях. Но вакцинация после болезни даёт в 100 раз большую защиту, чем просто перенесённая болезнь.

– Правда ли, что «старые» анти­тела бессильны перед новыми штаммами?

– Переболевшим вакцинироваться нужно. Чего не нужно делать – так это определять уровень антител перед прививкой. Кстати, в западных стандартах, недавно опубликованных в журнале американской Медицинской ассоциации, нет ни слова о необходимости проверять антитела перед прививкой. Прошло полгода после заболевания – можно смело вакцинироваться.

Я бы вообще предложил изъять из повседневного употребления термины «антителозависимое усиление», «цитокиновый шторм», «иммунитет». Это как оружие в неумелых или преступных руках: пользы не принесёт, а навредить может.
В геноме – не вечно
– Многих пугают отдалённые последствия быстро сделанных и недостаточно изученных ­вакцин.

– Я только недавно понял: практически все уверены, что введённая вакцина остаётся в теле навсегда, борясь с инфекциями (по вере одних) или вызывая побочные вредоносные явления (по вере других). С кем ни поговори – одни и те же страхи: «Вакцина будет воздействовать на будущую беременность», «встроится в геном» и даже «будет звенеть при проходе через рамки».

Всё работает не так! Вакцина вводится, стимулирует иммунитет и вымывается (разрушается, элиминируется – назовите как хотите). Как инструктор по стрельбе – приходит в роту, ставит руку для меткой стрельбы и уходит со словами: «Дальше – сами». После того как вакцина разрушилась, никаких последствий уже быть не может.

– А как быть с ещё одной страшилкой – антителозависимым усилением инфекции? Якобы после некоторых прививок вакцинированные болеют тяжелее и умирают чаще, чем невакцинированные?

– Сразу скажу – это не так. Да, действительно, 20 лет ­назад при разработке вакцин к коронавирусу, вызвавшему эпидемию вирусной пневмонии в 2002 г., в эксперименте на мышах учёные столкнулись с парадоксальным усилением вирусной инфекции в результате образования антител к ней. Сегодня, при массовом применении вакцин от ковида, мы не знаем ни одного задокументированного случая антитело­ассоциированного усиления инфекции. Теоретически такое возможно, но практически – нет.

Я бы вообще предложил изъять из повседневного употребления термины «антителозависимое усиление», «цитокиновый шторм», «иммунитет». Это как оружие в неумелых или преступных руках: пользы не принесёт, а навредить может.

Как могут навредить и разноплановые советы по вакцинации. Нам необходимы единые правила. Чётко и пошагово: «здесь играем, а здесь не играем». Когда читаешь все эти рекомендации: «не мочить место укола 3 дня», «не курить 3 дня», «пить коагулянты», «не употреблять алкоголь 42 дня», – становится грустно. Куча мелких и очевидных глупостей. Но маленькая глупость рождает большое недоверие.

Весь медицинский мир ждёт нового вируса гриппа со смертностью в 35%. Пока ковид высветил неспособность человечества бороться с эпидемией.
— АЛЕКСАНДР МЯСНИКОВ
Свой – чужой
– Не кажется ли вам, что страх перед прививкой во многом объясняется «войной вакцин»? Когда «чужие» препараты априори объявляются опасными, это неминуемо приводит к тому, что люди начинают бояться «своих».

– Я против того, чтобы мы делили вакцины на чумаков­ские, векторовские, гамалеевские, американские, китай­ские, французские и т. д. Есть зарегистрированная вакцина от ковида. Она надёжна и без­опасна. Точка. Любые войны фармы – это бизнес в чистом виде. Рядовые граждане должны понимать, что это не их война. Нам должно быть всё равно, кто получит деньги. Нам главное – сохранить здоровье.

– Миллиардер Билл Гейтс напугал прогнозом, что после коронавируса человечество ждёт другая пандемия с высокой смерт­ностью, к которой мир, несмотря на нынешнюю мобилизацию, окажется не готов. Разделяете это мнение?

– Коронавирус – лишь разминка перед грядущими испытаниями. Он нам дан как учебная тревога. Я об этом сказал даже чуть раньше Гейтса. Весь медицинский мир ждёт нового вируса гриппа со смертностью в 35%. Пока ковид высветил неспособность человечества бороться с эпидемией. Мы должны сказать ему с его небольшой смертностью в 2% за это спасибо. Сейчас надо отработать те навыки, которые обязательно понадобятся нам в будущем.
Самые страшные пандемии в истории человечества
Чума

Острое инфекционное заболевание, которое несло почти неминуемую смерть. Возбудитель – чумная палочка, переносимая блохами на грызунах, кошках и т. д. В VI в. (Юстинианова чума) погибло больше половины населения Восточной Римской империи – 100 млн человек.

Холера

Кишечная инфекция с высокой смертностью. Возбудитель – бактерия холерный вибрион. Вплоть до середины XX в., по подсчётам учёных, в мире было семь пандемий холеры, унёсших многие миллионы жизней. Первая вакцина разработана в XIX в.

«Испанка» (испанский грипп)

В 1918–1920 гг. этим вирусом заразились 500 млн человек – треть населения Земли, погибли, по разным данным, от 20 до 100 млн.

Оспа

Инфекционное заболевание, вызываемое вирусом. Бушевала на планете 3 тыс. лет и унесла от 400 до 600 млн жизней. После того как была разработана вакцина, ВОЗ в 1979 г. объявила о полной ликвидации натуральной оспы.

Сыпной тиф

Инфекционное заболевание бактериальной природы, сопровождающееся сыпью, лихорадкой, поражением нервной и сердечно-сосудистой систем. В России в 1917–1921 гг. от него умерли 3 млн человек.

Источник: https://aif.ru/

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *